Европейский автомобиль года: делаем ставки

0
131

Жюри самой известной и почетной премии «Автомобиль года в Европе» определило шорт-лист 2017 года. В него вошли семь претендентов: Alfa Romeo Giulia, Citroen C3, Mercedes-Benz E-class, Nissan Micra, Peugeot 3008, Toyota C-HR и Volvo S90/V90.

Списки претендентов на премию составляют ежегодно в сентябре. В конкурсе могут участвовать автомобили, серийное производство и продажа которых начались в течение 12 предыдущих месяцев. Примечательно, что автомобили в конкурсе не делятся по классам, размерам или цене.

В состав жюри конкурса входят автомобильные журналисты из 22 европейских стран. Всего судить конкурс будут 58 человек, у каждого из которых есть по 25 баллов. Эти очки каждый из судей на свое усмотрение распределяет между автомобилями-участниками. Причем одному автомобилю член жюри не может отписывать больше 10 баллов.

Свое решение каждый эксперт должен письменно обосновать. Критериями при выставлении оценок являются дизайн, комфорт, безопасность, экологичность, технологичность, функциональность и даже соотношение цена/качество. Для экспертов организуют тест-драйвы, ощущения от которых позволяют оценить автомобиль.

Еще недавно победителя конкурса оглашали в конце года, предшествующего, собственно, году, указанному в названии конкурса. Из-за чего возникала некоторая путаница. Теперь же фаворита оглашают весной титульного года, в преддверии открытия международного автомобильного салона в Женеве.

Поскольку чемпион в конкурсе всегда один, азарт предсказателей итогов этого соревнования довольно велик. В разные годы в конкурсе побеждали различные модели и марки, но, как все время подчеркивают наблюдатели, наибольшие шансы — у доступных «народных» моделей. Именно таким члены жюри традиционно отдают предпочтение, пытаясь определить очередной супермегабестселлер рынка!

Между прочим, россиянам, а ранее и советским гражданам, некоторые автомобили-победители тоже были хорошо знакомы. Судя по всему, правительственные чиновники, принимавшие решение о развитии автопрома в СССР и выпуске современных автомобилей, ориентировались, в том числе, и на итоги конкурса «Автомобиль года». Самый известный пример — Fiat 124, победитель 1967-го. Именно из этой модели, правда, с существенными переделками, родилась вазовская «копейка»! Это для европейцев к 1970 году, когда стартовал завод в Тольятти, уже были очевидны все перспективы переднего привода. Мы же выбрали проверенную временем и отмеченную наградой заднеприводную конструкцию. К тому же из страны с очень сильной местной компартией. Но еще и потому, что задний привод был привычнее и для наших технологов, и для российских дорог. (К чести инженеров Волжского автозавода, они сразу же, в самом начале 70-х, стали разрабатывать переднеприводную модель. Правда, до конвейера она добралась лишь через десять лет под индексом ВАЗ-2108.).

Другой пример: автомобиль 1976 года Simca 1307/1308. Советское руководство долго не могло определиться с моделью, которая должна была прийти на смену «Москвичу-2140». Завод разработал серию заднеприводных прототипов, провел переговоры с некоторыми западными компаниями. И в начале 80-х почти договорился и производстве на своем конвейере новейшего Citroen BX. Спорный шаг, учитывая необходимость осваивания, а затем обслуживания по всему Союзу фирменной ситроеновской гидропневматической подвески. Технологии систем гидропривода у нас еще как-то годились для экскаваторов, но прецизионная автомобильная гидравлика требовала совсем другую культуру производства. Тут пришел приказ «сверху» — все-таки самостоятельно делать переднеприводную машину «Москвич-2141». Но чтобы ускорить работу по кузову, ориентироваться впрямую на Simca. Говорят, даже стекла от Simca 1307 идеально подходят к «Москвичу»…

Что же касается победителей «Автомобиля года», некоторые машины мы знаем просто прекрасно, а некоторые остались экзотикой даже для европейцев. То есть жюри конкурса не застраховано от проколов. Взгляните на список недавних бестселлеров: Volkswagen Passat (2015), Peugeot 308 (2014), Volkswagen Golf VII (2013), Renault Clio (2006), Toyota Prius II (2005).

Однако призеров, ушедших «в молоко», тоже хватает. Членов жюри не раз подкупали инновации и, скажем так, конъюнктурные соображения: например, победитель 2012-го Opel Ampera — гибрид, долго продвигавшийся производителем как «электромобиль». Ну да, машина завоевала множество наград, но легче от этого никому не стало. За почти шесть лет по всему миру покупателей нашли около 120 тыс. Chevrolet Volt/Opel Ampera (в Европе этот «автомобиль года» разошелся в 10 тыс. экземпляров) при том, что продажи бестселлеров исчисляются миллионами штук.

Или вот вам совсем древность — NSU Ro 80, победитель 1968 года. Жюри оценило потрясающий на то время дизайн и продвинутый роторный двигатель под капотом. (Кстати, наш АвтоВАЗ долго увлекался такими моторами.) Все погубили врожденные проблемы ротора. Итог: около 37 тыс. выпущенных автомобилей за десять лет производства.

На самом деле, чтобы оценить накал страстей в конкурсе и предпочтения членов жюри, имеет смысл рассматривать не только список победителей, но и тех, кто ежегодно занимает вторые-третьи места. Скажем, все поколения Volkswagen Golf чуть-чуть не добирались до призовой планки. И удача этой невероятно популярной модели улыбнулась лишь три года назад. То же самое можно сказать и о десятках других бестселлеров.

Ну а мы предлагаем вам вне зачета проголосовать в комментариях к этому материалу. Сделайте свой, не журналистский, но читательский выбор 2017 года! И попробуйте обосновать свое решение. А что, вдруг «ваш» победитель встанет, например, на российский конвейер. Будет чем гордиться!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ